Чужая аудитория

07.01.2017 Выкл.

Путин прокомментировал протесты в России и ядерную аварию в Северодвинске. Однако свои комментарии он сделал не в России, а во Франции, на встрече с Макроном. Соответственно, и аудитория, которой были обращены его комментарии – западная. Для российской у Путина слов не нашлось – да, собственно, что он скажет? Для российской аудитории есть Песков, который “размазать печень по асфальту”.

Раньше у Путина была специфическая позиция, которую он холил и лелеял в рамках создаваемого мифа о плохих чиновниках и мудром президенте, который не успевает за всем следить, почему и происходят некоторые безобразия. Однако теперь эта позиция практически утрачена – после пенсионной реформы и путинского “Прошу отнестись с пониманием” он перестал восприниматься отдельно от воровского сословия, а стал его неотъемлемой частью.  На самом деле так было всегда, но коллективное бессознательное упорно цеплялось за мифы, созданные продажной пропагандой. После пенсионной реформы мифы попросту рухнули. Нет Отца нации, а есть бандиты и их главарь. Власть окончательно признала себя антинародной и перестала это скрывать.

Поэтому у Путина нет слов для народа, да и что еще он может сказать? Что протесты – это происки враждебных зарубежных сил? Конечно, если вспомнить двойное гражданство значительной части людей из российских кабинетов, эвакуированные ими на Запад семьи, купленные там виллы, замки – безусловно, нами правят иностранцы, для которых Россия – чужая, Именно они и довели страну до нынешней катастрофы, и именно они цепляются за власть, чтобы гарантировать неприкосновенность похищенного у народа. В этом смысле иностранное участие в создании условий для протестов вполне очевидно. Но вот кто именно несет ответственность за такое положение дел – вопрос более важный. И уж точно не условно-мифический госдеп. А именно Путин и вся созданная им вертикаль. Отрицать очевидное становится все боле сложно. Можно сколько угодно спрашивать замороченное льющейся из телевизора ненавистью население – вы что, хотите как на Украине (Франции и т.д.)? И все более отчетливо слышен ответ на этот демагогический вопрос – мы не хотим, как в России.

Мы живем здесь и сейчас. Пусть проблемы Украины, Франции, Венесуэлы, Сирии решают их жители. Как могут. А нам нужно решать свои проблемы, которых благодаря путинскому ворью стало уже просто неподъемное количество, за что ни возьмись. И то, что вертикаль очевидно не способна их решать, а наоборот – бесконечно создает всё новые, и выводит людей на улицы, вынуждает становиться лагерем в Шиесе, перекрывать дороги в Подмосковье, да уже нет ни одной проблемы, которую вообще можно решить без протеста и кризиса – локального или более масштабного. Никак иначе система уже не способна выполнять свое основное предназначение – организацию нормальной жизни людей. Поэтому все отчтливее слышится встречный вопрос – “Зачем вы нам”? И вот на него у Путина ответа нет. А потому он и обращается к иностранной аудитории – своей ему сказать нечего.