Пенсионная реформа и ипотека

17.12.2018 Выкл.

– Банк устанавливает максимальный возраст выплаты последних ипотечных взносов, ориентируясь на несколько факторов: на платежеспособность клиентов, на статистику по среднему сроку жизни и т. д. Поэтому повышение пенсионного возраста вряд ли повлияет на изменение требований к заемщикам. Во всяком случае, пока говорить об этом рано.

– Было бы логичным связать повышение возраста выхода на пенсию и политику банков по выдаче ипотечных кредитов.
Это может несколько расширить круг потенциальных потребителей ипотечных продуктов. Но, пока рынок жилья не концентрируется на возрастных покупателях, да и рыночный запрос в этой группе не до конца оформлен. Поэтому ни рынок жилья, ни рынок ипотеки не заметит этих перемен в ближайшие годы. К тому же у банков могут быть свои представления о рисках работы с этой возрастной группой.

– Доля заемщиков в возрасте 45-50 лет является довольно значительной и в последние годы растет. В 2015 году она составляла 8,21% от общего числа, в июне 2018 года она выросла до 9,66% от общего числа. В то же время доля заемщиков 50+, наоборот, сокращается: в 2015 году она составляла 9,7% от общего числа, в 2017 году – 7,64%, к июню 2018 года она сократилась до 4,6% . Вероятно, это связано с тем, что все-таки квартирный вопрос заемщики стремятся “закрыть” раньше, а если вопрос о покупке жилья не стоит остро, то накопить собственные средства в полном объеме.
Портрет заемщика старшего поколения отличается от более молодого: если среди заемщиков в возрасте от 21 года до 45 лет доля женщин больше – 53% от общего числа, то в возрасте 45+ их становится меньше – только 47% .
Предпочтения этой категории заемщиков также отличаются от среднего показателя. Доля квартир в новостройках, которые заемщики возраста 45+ покупают в ипотеку, чуть ниже среднего по портфелю – не 32% от общего числа, а только 28%.

Доходы заемщиков в возрасте 45+ несколько ниже, чем, например, у категории 30-45 лет – в среднем на 15-20%. Но при этом их средняя сумма кредита даже чуть больше – не 1,92 млн рублей, а 1,96 млн рублей. Это объясняется довольно высокой финансовой дисциплиной, умением реалистично планировать нагрузку на личный и семейный бюджет, большой целеустремленностью в желании решить квартирный вопрос. Что характерно, чаще всего заемщики в возрасте 45+ покупают квартиры не для себя, а для детей и внуков. Как правило, у них имеется более значительный первоначальный взнос для покупки жилья – не 31,4% от общей стоимости жилья, как у более молодых заемщиков, а 40-50%.

К слову, 65 лет – самая распространенная планка последнего планового платежа только при счете по количеству банков. Многие из лидеров ипотечного кредитования держат эту планку значительно выше. Так, в Сбербанке и Россельхозбанке она достигает 75 лет, в «Уралсибе», УБРиР и Челиндбанке возраст последнего платежа равен 70 годам.

Пенсионная реформа и ипотека

15.02.2018 Выкл.

– Банк устанавливает максимальный возраст выплаты последних ипотечных взносов, ориентируясь на несколько факторов: на платежеспособность клиентов, на статистику по среднему сроку жизни и т. д. Поэтому повышение пенсионного возраста вряд ли повлияет на изменение требований к заемщикам. Во всяком случае, пока говорить об этом рано.

– Было бы логичным связать повышение возраста выхода на пенсию и политику банков по выдаче ипотечных кредитов.
Это может несколько расширить круг потенциальных потребителей ипотечных продуктов. Но, пока рынок жилья не концентрируется на возрастных покупателях, да и рыночный запрос в этой группе не до конца оформлен. Поэтому ни рынок жилья, ни рынок ипотеки не заметит этих перемен в ближайшие годы. К тому же у банков могут быть свои представления о рисках работы с этой возрастной группой.

– Доля заемщиков в возрасте 45-50 лет является довольно значительной и в последние годы растет. В 2015 году она составляла 8,21% от общего числа, в июне 2018 года она выросла до 9,66% от общего числа. В то же время доля заемщиков 50+, наоборот, сокращается: в 2015 году она составляла 9,7% от общего числа, в 2017 году – 7,64%, к июню 2018 года она сократилась до 4,6% . Вероятно, это связано с тем, что все-таки квартирный вопрос заемщики стремятся “закрыть” раньше, а если вопрос о покупке жилья не стоит остро, то накопить собственные средства в полном объеме.
Портрет заемщика старшего поколения отличается от более молодого: если среди заемщиков в возрасте от 21 года до 45 лет доля женщин больше – 53% от общего числа, то в возрасте 45+ их становится меньше – только 47% .
Предпочтения этой категории заемщиков также отличаются от среднего показателя. Доля квартир в новостройках, которые заемщики возраста 45+ покупают в ипотеку, чуть ниже среднего по портфелю – не 32% от общего числа, а только 28%.

Доходы заемщиков в возрасте 45+ несколько ниже, чем, например, у категории 30-45 лет – в среднем на 15-20%. Но при этом их средняя сумма кредита даже чуть больше – не 1,92 млн рублей, а 1,96 млн рублей. Это объясняется довольно высокой финансовой дисциплиной, умением реалистично планировать нагрузку на личный и семейный бюджет, большой целеустремленностью в желании решить квартирный вопрос. Что характерно, чаще всего заемщики в возрасте 45+ покупают квартиры не для себя, а для детей и внуков. Как правило, у них имеется более значительный первоначальный взнос для покупки жилья – не 31,4% от общей стоимости жилья, как у более молодых заемщиков, а 40-50%.

К слову, 65 лет – самая распространенная планка последнего планового платежа только при счете по количеству банков. Многие из лидеров ипотечного кредитования держат эту планку значительно выше. Так, в Сбербанке и Россельхозбанке она достигает 75 лет, в «Уралсибе», УБРиР и Челиндбанке возраст последнего платежа равен 70 годам.